Пушкинский институт
Контакт     
Главная страница  
Рассылка
Главная
Содержание
Манифест
Деятельность
Мировоззренческое кино
Праздник русского языка
Пушкинский дом
Пушкинские среды
Издательская программа
Экспертный совет
Конференции
Статьи
Обзор фестивалей
Экспериментально-инновационная деятельность
Наши партнеры
Конкурс Василёк
 
Наши друзья
Новая цивилизация

Авторизация





Забыли пароль?
Вы не зарегистрированы. Регистрация
Слово как ключ к образу в контексте преподавания МХК Версия для печати

Бачурина И.Е.,
учитель гимназии №1521

Слово как ключ к образу в контексте преподавания МХК

В записках Леонардо да Винчи сказано: "Живопись - это немая поэзия, а поэзия - это слепая живопись". Полагая, что высказывания великого мастера достаточно авторитетны, подтверждены опытом и на них вполне можно опереться в том числе и в педагогической практике, хотелось бы разобраться чуть подробнее в природе столь тесной взаимосвязи двух искусств, а также и в том, каким образом такая взаимосвязь может способствовать более глубокому пониманию изобразительного искусства.

Не секрет, что часто увиденная картина или статуя остается для зрителя вполне чуждым, закрытым объектом, этаким "ларцом с секретом". Зритель не знает, как подойти к нему, с чего начать сам процесс открывания, впрочем, большинство наивно полагает, что достаточно просто увидеть поверхность ларца, чтобы судить о его содержимом. Подобным же образом думают и гимназисты, ученики 9 класса.
С 9 класса в нашей гимназии начинают изучать изобразительное искусство. И здесь оказывается мало показывать картины и рассказывать биографии: необходимо найти ключ к пониманию этих картин.
Их сюжетный - поверхностный - смысл доступен каждому. Смысл глубинный выражен языком художественной формы (композицией, колоритом, светотенью и проч.), и может быть извлечен через ассоциативно-метафорический анализ.

Произведение искусства (речь идет о бесспорных достижениях) - это всегда "прорыв в сверхчувственное", то есть в некую незримую реальность, оно не столько рассказывает историю, сколько делает нас причастными к тайнам мироздания. Вопросы искусства - это вечные и самые животрепещущие вопросы бытия. А так как трагичность этих вопросов связана с проблемой хаоса и разрушения в мире, то именно в поиске гармонии художник ищет ответа на них. Для обывателя гармония - нечто абстрактное. Для художника - это цель стремлений и путь познания истины.

Поэтому предмет искусства призван не обременить ученика массивом "необязательных" с его точки зрения знаний, но сделать его причастным к гармоническим канонам, - к тому, что было важно для художника.
Только тогда его можно будет увлечь невероятными возможностями искусства в сфере мироосмысления и самоосмысления. Тогда у него появятся мотивации к занятию предметом, ведь в его русле он может прояснить то, что его лично касается и что хотелось бы полнее узнать.
Это реально, но лишь в том случае, если ученику станет доступен язык изобразительного искусства, о котором речь шла выше,. Поэтому он должен быть ознакомлен с основными законами композиции, колорита и проч., и далее включен в процесс погружения в образ через систему заданий ассоциативно-метафорического характера.

Собственно, суть этих заданий - вербализация своих ощущений, впечатлений, непосредственных эмоций, возникающих в процессе постижения художественного произведения. "Ларчик" образа вскрывается словом. Роль слова в понимании образа - абсолютна.
Можно предположить (памятуя Евангелие от Иоанна) наличие некой словесной сущности во всяком явлении.
Именно через вербализацию оформляется смысловая наполненность художественного образа, которая тем более открывается сознанию воспринимающего, чем более точно найдены слова или их комбинации. Само выражение "найти слова" говорит о том, что они где-то есть, где-то внутри видимого.
Для того чтобы облегчить этот процесс, можно попробовать соединить в сознании цвет и вызываемую им эмоцию, далее оформив это словом. Или попытаться связать характер линий или светотени в картине со своим

ощущением и опять оформить это в слове. Такие действия подобны попытке перевода языка изобразительного искусства на понятный нам язык:

"Белый - очищение, голубой - гармония, бесконечность, красный -самопожертвование; темно-синий - эмоциональная холодность; золотой -мудрость, черный - тайна, ярко-желтый - искренность, терракотовый -надежность, что-то земное, розовый - иллюзорность, призрачность, зеленый - жизнь, темно-бордовый - власть, серый - посредственность, заурядность" (Сун Ирина, 10 класс).

Пройдя через более сложный метафорический анализ, зрительные впечатления получают объем и вместе с тем определенность в системе человеческих ценностей. Картина (если речь о живописи) при помощи слова становится осмысляемой, а в пределе - осмысленной:

И. Босх. "Странник" ("Блудный сын")

1) "Земная, трагическая дорога, ведущая к выбору: хаос или космос, зло или добро" (Моисеева Екатерина, 10 класс)

2) "Борьба, мрак, неизвестность - ужасают. Нераскрытая истина -влечет" (Каганер Ирина, 10 класс)

3) "Из бесконечной вселенной будто через окно виден мир, пропитанный страданием выбора и поиска. И что есть человек, ослепленный желаниями и мечтами под трагическим куполом, покрывающим его?" (Кудрявцева Виктория, 10 класс)

4) "Я покинут, отречен, Я страдаю, Одинок и обречен,

, Может быть, я умираю.

Космос кроется во мне мистический,

Я предвижу поворот космический:

К всеобъятию придем в искании,

Если выход обретем в раскаянье" (Новоселова Александра, 10 класс)
П. Брейгель. Серия работ, в частности - "Охотники на снегу", "Слепые", "Крестьянский танец", "Калеки", "Ноябрь" и др.

1) "Свежий и отрезвляющий взгляд на трагическую и прекрасную земную жизнь" (Сун Ирина, 10 класс)

2) "Теплый вечер тихо колышет высоту покоящихся небес. Воздух обледенел и замер. Дождь застыл над черной водой. Мир выжидает и молчит" (Иванова Ксения, 10 класс)

3) "Внезапное озарение, как мгновенная вспышка, осветившая обыденную жизнь светом простой и незыблемой истины" (Чебаков Святослав, 10 класс)

4) "Грусть упала на яркий мир, пронзенный стрелой бедности" (Пронина Алена, 10 класс)

5) "Существует природа. Ее красота заключена в жизни деревьев, спокойствии озер, и омрачают ее лишь безжалостные, не видящие этой красоты люди" (Пронина Алена, 10 класс)

Каждый ученик сам через собственные ощущения "вытаскивает" смыслы, даже когда дело касается, казалось бы, неприступного монолита условного или абстрактного изображения:

Метафорический анализ:

I. Понятие ~ > цвет

"дух - золотой, белый, красный; плоть - темно-бордовый, серый, терракотовый" (Сун Ирина, 10 класс);

II. способ организации художественного пространства ~>существительное:

"прямая перспектива - антропоцентризм; обратная перспектива - теоцентризм" (Сун Ирина, 10 класс);

III. элемент художественной формы (фигура, знак, символ) ~>существительное:

"змея - хитрость, коварство; крест - страдание; круг - гармония;

вертикаль - самосовершенствование;

ладонь - судьба, помощь;

крылья - полет, свобода;

 конь - сила, порыв, стремление;

седина - мудрость, опыт;

женская фигура под покрывалом - тайна, неоднозначность"

(Сун Ирина, 10 класс);

древнерусское искусство (Результат – текст – впечатление):

"божественный свет над бездной небытия"; "жизнь земная и проникновение в другое пространство соединились в мудрую тайну вечности" (Сун Ирина, 10 класс);

"Бог на голубых крыльях облаков
Круг и вертикаль нарисовал на ладони,
Кругообразный силуэт Божественного лика...
Все тянет меня синее небо,
Все ввысь и ввысь поднимает меня" (Купатадзе Настя, 10 класс).

В данном процессе смыслы тождественны словам, и важность ве найденного слова (а верных слов много) многократно возрастает. Oбраз лишь соединившись со словом, обретает смысл. В "химической" реакции первых двух возникает третье, качественно новое.

Работа с учениками в этом направлении не предполагает какогщ-то однозначно-шаблонного результата. Результат всегда многообразен непредсказуем в деталях, однако видим учителю в общих чертах. Всякая картина или скульптура - это выбор художника в области красок и форм и этот выбор естественно ограничивает наши изыскания. Поэтому всегда видно, насколько подготовлен ученик, даже при самом поверхностном взгляде на эти творческие работы. А подготовку должен систематически осуществлять учитель.

Так как слово - проводник в бесконечное пространство смыслов сказавший верно - начнет видеть верно, и наоборот: увидевший верно - скажет верно.
Схематично это можно выразить так:Схема

Вывести ученика на этот знак бесконечности (а амплитуда творческого осмысления и осознания художественного произведения действительно бесконечна) можно, но это процесс постепенный и трудоемкий для учителя однако результат превосходит все ожидания.

Подтверждая слова Леонардо, живопись, пройдя через сознание детей, становится поэзией, каковой она и является, только в красках и линиях:
(Итальянский Ренессанс – текст – впечатление)

"Любовный порыв,
Хочу наверх устремиться
Внезапно, как взрыв,
Как белая птица.
Туда, где то голубое
Пространство бесконечно,
Где светит то золотое,
Где жизнь длится вечно.
Но есть черная глубина,
Там смерть, страдание, страх,
Ночная плоть, суета одна,
Печаль и рассеянный прах".
(Новоселова Саша 10 класс)

Пути попадания на "восьмерку" восприятия увиденного в образном ключе, через работу со словом, различны. В этом году я попробовала комбинацию "эпитет и существительное".

Вспомним: эпитет (в поэтике) - образное, художественное определение. Существительное - часть речи, обозначающая предмет или выражение предметности.

Кроме того, в корневой основе слова "существительное" лежит слово "сущность". А в философии сущность — внутреннее содержание предмета, которое обнаруживает свое существование во внешних формах. А наша цель как раз -> обнаружить внутреннее во внешнем.

Метафоричность подбираемых эпитетов и существительных лежит в основе работы такого рода, ведь главное совершенно уйти от поверхностного описания картины. В нашем случае слова не должны называть предметы, изображенные на картине, они должны вторгаться в область сущностей.

Если мы говорим: "На картине Ван Гога есть кипарисы и есть звезды" -это какая-то инвентаризация. Но если мы говорим: "На картине Ван Гога

кипарисы подобны мертвому пламени, а звезды - сверкающим смерчам", то картину видишь и с закрытыми глазами. (У Леонардо "поэзия - это слепая живопись").

Обнаруживая словесные метафоры, мы открываем пространство образа, и оно сменяет собой плоскую красочную поверхность в нашем сознании. Оно там (в сознании) закрепляется навсегда. Мы больше не равнодушны к картине, она становится "нашей".

Таким образом, слова фиксируют смыслы в сознании, делая картину его принадлежностью, словно бы мы купили и повесили ее там. Сложность заключается в том, что у многих людей нет навыка мыслить таким образом. В том числе нет его и у школьников. Этот навык, от простого к сложному, вырабатывается через систему многочисленных упражнений со словом и изображением.

Например, ученики дают по три - пять эпитетов относительно творчества того или иного художника; класс в целом получает 40 - 50 эпитетов. Зачитывая их и вновь возвращаясь к соответствующему ряду слайдов, учащиеся обогащаются впечатлениями друг друга:
Эль Греко:
призрачный, мрачный, воздушный, порывистый, одухотворенный, глубокий, пугающий, устремленный, излучающий, холодный, нереальный, страстный, сумбурный, тяжелый, мгновенный, желанный, динамичный, туманный, давящий, скрытый, печальный, непостижимый, динамичный, стихийный, пронзительный, бунтующий, трепещущий, гибкий, тягучий, мятежный, прохладный, возвышенный, пронзающий ветром, мерцающий, весенний, беспокойный, мистический, одухотворенный.

Питер Пауль Рубенс:
вызывающий, чувственный, сильный, отрезвляющий, осязаемый, динамичный, брутальный, колоритный, перенасыщенный, эротичный, пышный, напористый.

Ян Вермер Дельфтский:
проникающий, озаренный, личный, мягкий, выпуклый, воздушный, лучистый, уютный, музыкальный, милый, проникновенный, близкий.

Или - находя метафору в форме существительного к тому или иному цвету, характеру линий, геометрическому символу, мы, пользуясь этой базой, анализируем творчество целой эпохи или одного мастера. После чего составляем оригинальный текст-впечатление (каждый ученик - свой):

древнерусское искусство:

1) "В обратной перспективе мягкий силуэт золотого круга и светлого духа, как вертикаль самосовершенствования" (Моисеева Екатерина, 10 класс)

2) "Темно-синие глубины, Где тайна сокрыта, Золотистые долины

Лучами залиты" (Новоселова Александра, 10 класс)

3) "Земная жизнь и проникновенье в другое пространство соединяются в мудрую тайну вечности" (Сун Ирина, 10 класс).

Итальянский Ренессанс:

"Самосовершенствование среди таинственной мудрости этого суетного мира. Очищение души, выраженное в гармонии отношения искусства к действительности" (Сун Ирина, 10 класс).

Задания такого рода должны быть продуманы возможно тщательней, дабы избежать излишней экзальтации и субъективизма при их выполнении. В этом случае получается, что при необходимой объективности общего направления метафорического анализа он приносит нескончаемое многообразие авторских результатов, целый "букет" текстов, каждый из которых есть поэтическое собЫтие, а можно сказать - событиЕ с изобразительным искусством.

Так называемое "правополушарное "- образное мышление - это всегда мышление поэтическое. Искусство можно постигать только средствами искусства, и это всегда творческий процесс. Открывая "шлюзы" в пределах этого мышления, мы делаем это навсегда. И дальше, взрослея, эти девочки и мальчики не будут безучастно проходить мимо картин, статуй или архитектурных сооружений. Более того, они теперь довольно точно смогут определить их эстетическую ценность, ведь слово честно проявит суть увиденного, будь то картина Леонардо или объект современного актуального искусства.

 
Support by Ne-Govori.Net Studio © Разработка сайта: PHP программист   Копирование материалов только с разрешения администрации "Пушкинского института".