Пушкинский институт
Контакт     
Главная страница   arrow Праздник русского языка arrow Концепция языковой политики
Рассылка
Главная
Содержание
Манифест
Деятельность
Мировоззренческое кино
Праздник русского языка
Пушкинский дом
Пушкинские среды
Издательская программа
Экспертный совет
Конференции
Статьи
Обзор фестивалей
Экспериментально-инновационная деятельность
Наши партнеры
Конкурс Василёк
 
Наши друзья
Новая цивилизация

Авторизация





Забыли пароль?
Вы не зарегистрированы. Регистрация
Концепция языковой политики Версия для печати

Концепция языковой политики в русской школе на пороге XXI века

Городская экспериментальная площадка Московского комитета образования "Пушкинское слово", созданная с целью научно-практической разработки перспектив гуманитарного образования в ХХI веке, подготовила силами педагогов и филологов для широкого общественного обсуждения "Концепцию языковой политики в русской школе на пороге ХХI века", которая и предлагается вниманию наших читателей.

"Во дни сомнений, во дни тягостных
раздумий о судьбах моей родины, -
ты один мне поддержка и опора,
о великий, могучий, правдивый
и свободный русский язык!"
И.С. Тургенев

Значение завершившегося бурного ХХ века в целом будет объективно оценено человечеством лишь в следующем тысячелетии. Но роль его в становлении и развитии культуры, особенно языковой и речевой, в России на рубеже веков проявлены с достаточной определенностью: глобальное падение языковой культуры во всех слоях общества. И прогрессивная общественность бьет тревогу по этому поводу в течение нескольких десятилетий, пытаясь бороться с нарастающей агрессией современного "новояза", навязываемого подрастающему поколению всей мощью массовой информации и мутной рыночной стихией.

Общеизвестно, что у всякой исторической эпохи свой идеал достоинства человека и красоты речи. И каждая эпоха вносит в "живой как жизнь", постоянно обновляющийся язык свой драгоценный вклад, кристаллизующийся в нем на века, храня этот великий дар Божий как самое дорогое достояние народа, нации. Не случайно пробуждение национального самосознания у народов, составляющих бывший СССР и населяющих Россию, началось именно с реанимации полузадушенных национальных языков. В результате возникла Великая языковая война, закономерно подкрепляемая битвой религий, составляющих корни национальных культур. Национальная интеллигенция и - заметьте! - активно действующие ответственные политики стряхивают пыль с вековых хартий истории, доказывая величие и самобытность языка нации - ведь без языка нет нации и это всем понятно.

Какова же "языковая политика" государства Российского в отношении русского языка, о котором великий Ломоносов еще почти три века тому назад писал: "Повелитель многих языков, язык российский, не токмо обширностью мест, где он господствует, но и купно и собственным своим пространством и довольствием велик пред всеми в Европе". Будучи живым и развивающимся по собственным законам, язык самоочищается и совершенствуется во все времена.

ХVIII век укрепил грамматический фундамент великорусского языка, вывел его на широкий путь Просвещения, широко распахнул двери языку художественных произведений, поэтики.

Просвещенный ХIХ век, открывший эпоху "научного гуманизма" с его единой картиной мира и человека, внес в русский язык особый стиль научности речи на принципах проблемности, новизны, рациональности и гуманизма, развивая и сохраняя красоту и ценность художественной, документальной, судебной и политической речи. Благодаря постоянной борьбе между славянофилами и западниками, русский язык развивается нормально и интенсивно, какие бы разрушительные силы не воздействовали на него. Золотым слитком воссиял из этой борной эпохи пушкинский язык - опора и надежда всех добрых сил русской нации и всех людей, которым дорога и близка русская культура.

Какой же вклад в сокровищницу русского языка внес уходящий ХХ век?

Еще с самого начала поэты-футуристы и иже с ними пытались революционным путем обновить русский язык, корежа его фонетический, лексико-семантический и синтактико-интонационный строй в духе грядущей революции.

Однако это было лишь легкая зыбь на его поверхности. Но толчок новой государственной политики в отношении языка был дан, когда ленинский кнут просвистел над его "творцами и хранителями": "максимум популярности и простоты"! Этим топором обрубили не только корни у литературы, но и весь живородящий потенциал русского литературного языка заодно с его носителями - "буржуями-дворянами", "барами", и вообще теми, кто "в очках и шляпе". Итак, первое усекновение "великого и могучего" произошло, когда его поглотил общеупотребительный язык, а глубокие ресурсы словесных хранилищ покрылись пылью за ненадобностью. Красота и высота стиля стали третироваться как высокопарные и фальшивые, чуждые новому времени.

Однако и это показалось мало "языковым политикам" революционной эпохи. Чтобы совсем нивелировать и обезличить литературный русский язык, был введен настоящий цензурный запрет на высокие слова наитие, символ, вдохновение, благородство, интуиция, озарение, откровение, инобытие, таинство и т.п. Нечего и говорить, что на пути таких вечных слов, как Бог, Богородица, Ангел, милосердие и т.п. возникал прочный шлагбаум в виде цензуры печатных изданий. Ведь язык сознательно заниженный, элементризованный, усеченный, не терпел наличия своего антипода, жаждал равенства, обезлички.

И все же великая стихия русского языка прорывалась светлыми родниками в речи оставшихся интеллигентов, прекрасных русских писателей, которые не могли склонить голову под этим топором, продолжали писать зачастую "в стол".

Однако была и другая угроза со стороны "языковой политики" советского государства. И проистекала она из коренной функции русского языка в многонациональном государстве - быть языком межнационального общения. И хотя в этой его миссии в принципе ничего худого нет, однако в руках лингвистов она стала вторым топором, занесенным над многострадальным телом русского языка. Постепенно, под влиянием яростно проводимой языковой политики стало исчезать понимание самоценности русского языка, его коренной связи со всей русской культурой, религией, историей, художественной литературой. И наш "великий и могучий", систематически и целенаправленно искажаемый ради нужд межнационального общения всеми народами до рыночного, бытового и газетно-бюрократического, стал и для русских людей "языком межнационального общения".

Школа же, зажатая в тиски задачей всеобщей грамотности, вообще свела изучение языка к орфографии и пунктуации, чем окончательно подорвала интерес к русскому языку. Тем более, что выполнение этой задачи ей оказалось не под силу, в результате мы имеем фатально безграмотную и равнодушную к русскому языку молодежь.

Таким образом, картина развития русского языка в ХХ веке была бы совсем плачевной и безнадежной, если бы не феномен 60-х годов, когда началось оттаивание нашего общества после "ледникового периода" казарменного социализма. Сразу же выжившие писатели и филологи начали активно и энергично проявлять внимание к проблемам культуры языка и речи. Потоком хлынули в прорыв плотины публикации о культуре речи, выразительности и точности словом, воспитании словом. И в первых рядах - К.И. Чуковский и С.Я. Маршак.



 

Поиск по сайту

Последние поступления
Второй тур Городского историко-литературного конкурса «Поэзия эпохи» для учащихся старших классов
Анонс второго (командного) тура Городского историко-литературного конкурса «Поэзия эпохи»
Второй тур Городского конкурса по русскому языку «Страна русского языка»
Городской конкурс по русскому языку «Страна русского языка»
Результаты первого тура Городского конкурса по русскому языку «Страна русского языка»

Популярные страницы
Замысел фестиваля
Выпущенные издания
Издательская программа
Конференция 27 февраля
Праздник русского языка 2006
Support by Ne-Govori.Net Studio © Разработка сайта: PHP программист   Копирование материалов только с разрешения администрации "Пушкинского института".